Г. Данильева. Из жизни босой королевы

босоножка
«Рисовать нужно то, что заставляет нас рисовать», так сказал французский художник Эдуард Мане. Искусство начинается с удара в сердце. Всё начинается так. В руки попал сборник стихов Галины Данильевой «Соло колокольца». И первый прочитанный стих – удар в сердце. Слёзы. И дальше: Шагал, Брель, дерево, Париж, Цветаева… Всё близко, всё волнует. И так точно, так ясно написано… Так видимо читатель находит своего поэта. Что же так потрясло в этих стихах? Наверное, и прежде всего, их обнаженная искренность. Но в этой искренности нет истерики, нет отчаяния, а есть достоинство и свет. Очень захотелось эти стихи организовать, построить, дать им плоть, пространство воздух. Это может сделать только театр. Сценарий то ли приснился, то ли увиделся в декабре 2012года. А потом дорабатывался в процессе репетиций. С огромной и неоценимой помощью автора. Нам присылались новые стихи и автобиографическая проза, без которой он (сценарий) не выстраивался. Сны и молитвы – жанр спектакля. Но как играть сны? Это не драма, не трагедия, не мелодрама… бесстрашная искренность автора требовала особенного стиля игры. Стиль игры, подсказанный Ж. Кокто, определился так: говорит душа, облеченная в плоть. Так и работали. За 1 час 30 минут – жизнь Души. Ее биография на Земле. Больше писать не стоит. Лучше смотреть. Первые зрители приняли и многие говорили: Это – про меня… Автор сценария и режиссер спектакля «Из жизни босой королевы» по стихам и автобиографической прозе Галины Данильевой



Зоя Куликовская Театр поэзии Г. Нижний Новгород, 2014 г.


В её срывающемся голосе слышался звук скрипки. Из её бездонных глаз текли слёзы. Она была молода, импульсивна и непосредственна. Мы всегда очень дорожим тем, за что нас могут поранить. Мы учимся скрывать свои чувства в полутонах полувзглядов. Мы прячем их глубоко, потому что они самые уязвимые и трепетные. Нам "легче" жить, одеваясь в скорлупу отчуждённости. Научаемся владеть собой, своими чувствами, своими эмоциями. Мы степенны, спокойны, рассудительны. Мы взрослеем... Но вдруг какой-то старый мотив или небольшой штришок из далёкого детства заставляет нас вздрогнуть от воспоминания чего-то забытого, отпущенного. Мы замираем... И вот... В её срывающемся голосе слышится звук скрипки. Из её бездонных глаз текут слёзы. Она есть...

Светлана Логинова (актриса)

26 февраля у в нашем театре родился новый спектакль по стихам поэта Галины Данильевой «Из жизни босой королевы». Стихи Галины Данильевой поразительны. Они не просто попадают в душу, в них слышится судьба человека, судьба поэта. Но самое главное, личная тема в стихах становится личной для зрителя. Поэтому также хочу отметить работу исполнителей, Татьяны Парфеновой и Марии Баландиной, благодаря которым стихи поэта ожили на наших глазах. Благодаря актрисам на сцене открылась жизнь и судьба поэта, как воздух необходимый для дыхания людям, знающим и чувствующим тоску и для которых буквально открылось еще одно измерение. В книге Г. Гессе "Степной волк" говорится о том, что есть время и есть вечность, в которую входит образ каждого, настоящего подвига, сила каждого настоящего чувства. Стихи, посвященные матери просто душераздирающие. Когда Татьяна читает их, начинаешь верить в присутствие Мамы, или ее души, которой уже нет здесь и сейчас. И это еще больше усиливает сочувствие об утрате. Татьяна читала так, как будто она пережила все это лично, как свою судьбу. Никогда не видел у нее такого лица. Татьяна и Мария создали в этом спектакле необыкновенный тандем. Тандем, раскрывающий нам другое пространство. Пространство судьбоносных встреч. И самое главное, все, о ком читались стихи присутствовали здесь. А раз, они присутствовали, значит они живы!

Алексей Жирнов:

Во время спектакля "Из жизни босой королевы" я испытывал бурю эмоций: радость, страх, печаль, счастье и все они следовали друг за другом с огромной скоростью. У меня было ощущение, что я проживал всё вместе с актёрами, я был участником этого действия. После спектакля меня не покидало ощущение, что я будто бы вернулся откуда-то из далека, из другого места, другого времени.

Артем Тихонов

Весь секрет спектакля, конечно, в стихах. В стихах, которые заставляют почувствовать свое сердце, что оно есть, что оно живое… И читая эти стихи, ты разговариваешь именно со своим сердцем. И это тот разговор, на который стоит потратить время

Татьяна Парфенова

Первое чувство, которое возникает во время просмотра спектакля, - это ощущение абсолютной искренности. С первых же мгновений погружаешься в предлагаемую атмосферу и, будто становишься участником событий, происходящих на сцене. И эти ощущения не покидают до самого конца спектакля, и он проходит на одном дыхании». Впечатления о спектакле: «Из жизни босой королевы», автор Г. Данильева. Спектакль рвёт душу на части. Поразительно точно выражены и построены события; яркая эмоциональная линия. Во время просмотра спектакля возникает чувство присутствия и теряется чувство времени. Финал спектакля поистине можно назвать мощнейшим, настолько сильная буря эмоций, что слёзы не текут – брызжут из глаз. Особого внимания заслуживает работа режиссёра и превосходного актёрского дуэта, которые смогли так тонко, реалистично и динамично воплотить историю в жизнь. Спасибо автору, режиссёру, актёрам и всем, кто работал над спектаклем и оформлением.

Иван Сивохин

История босоногой королевы печальна и не лишена красок: радости, нежности, любви, надежды. Она эмоциональная и живая, каждое слово, жест и звук захватывают с начала и до конца спектакля. Время останавливается и всё вокруг сливается в единый организм, переживающий жизнь одной души – все эмоции, радости, горести, проблемы, факты. Это лёгкое прикосновение вызывает бурю чувств. Каждые строки пропитаны откровением, молитвой. В ней, я увидела снег. Он будто застыл, находясь вне времени и пространства. Он, как прохладные капельки, кружил в воздухе. И даже эти снежные слёзы не могут быть полностью свободными. Время бежит неуклонно вперёд, зиму сменяет весна и снег тает, даря жизнь, а история – навсегда сохранится в сердцах. Спасибо Автору, Режиссёру, Исполнителям, Художнику за столь тонкую, гармоничную, эмоциональную историю.

Сергей Белов

Иногда, чтобы сыграть кого-то, нужно сначала встретится с собой. Мне предстояло вжиться в девочку, которая танцевала для своего папы перед тюремными решетками, разговаривала с деревьями и строчила вслух «сказки» Блока. Бывают работы как молитвы, или как сон, между двух миров на грани просыпания, но все таки не в реальности, или в реальности иной. На грани. Всегда. Куда уходит наше детство? Существует ли мир где мы остаемся маленькими? И что значит для нас связь с детством? Я стала вспоминать себя и у меня заболело внутри… Увидела хрупкую, маленькую девочку, которой пришлось сидеть на первой парте( из-за плохого зрения), и которая прищуривалась от резкости жизни. И ей казалось что так, она видит еще меньше. Училась плохо, кажется не жила… я забыла про нее, и когда теперь вспомнила, ощутила боль… У меня нет целой половины, я будто сирота. И сейчас я принимаю эту боль и чувствую, что принимаю себя, маленькую. Ту, о которой не хотела помнить. Именно с этим мне пришлось встретится в этой работе прежде всего. С собой. И после того, как это случилось, я смогла увидеть и другую девочку, которая сразу нашла живой отклик в моей душе. И мне было просто впустить ее туда, где уже есть место.

Гравилевская Жанна.

«Театр Драмы и поэзии под руководством З.Н. Куликовской при ДК ГАЗ является тем самым редким коллективом, который способен давать стихам жизнь и умеет воплощать в сценических образах сны и мечты. Это неоднократно им удавалось и в других своих произведениях «Пешеход», «У моря», «Подруги», «Метель», etcetera. Браться за поэтическое творчество великих: Ахматовой, Цветаевой, Бродского, Парнок, Гумилева, Мандельштама - это огромный труд, опасность и ответственность. Многие профессиональные актеры, не осознавая этой опасности и ответственности, смело бросают поэтические строки в топку своих эмоций и трактовок, за что расплачиваются, как правило, зрители. Но великие уже не смогут укоризненно покачать головой или высказать свое нелицеприятное мнение, потому их мало кто из чтецов внимательно слушает и передает в первозданности обнаженности поэтической истины. В этом театре к великим прислушиваются, проникают в их мысль. В их жизнь, в их крик души. Может потому, что для этих актеров театр – не работа, за которую они могут получить несколько медяков, не «голгофа», где отдаешь всего себя и уходишь домой опустевшим как старый бабушкин дом, не формальное место трудоустройства! Для этих актеров театр – Храм Души и Духа! Они вливают в него свои душевные силы как в сосуд. Кто-то садкие, кто-то с кислинкой, кто-то горьковатые, кто-то хрустальные как ключевая вода, а из этого кувшина на зрителя льется необычайного букета вино поэзии, которое пьянит, но без похмелья, заставляет задуматься, погрустить и порадоваться не по своей воле, а по неотступной воле волшебного искусства. Не зря этим спектаклям рукоплескали на фестивалях и в музеях, в родном городе и в столице… В этот раз, вновь выбрав созвучное им в настоящий момент творчество еще одного Великого, но Ушедшего Поэта, они могли идти по уже проторенной дороге. Слушаем стихи→чувствуем стихи→думаем стихи→соединяем стихи с реальностью того времени, в котором жил поэт→соединяем стихи с реалиями нашего времени→соединяем стихи с собой→играем стихи→живем в стихах... Могли бы, но не захотели. Или так сложилась судьбы. И, надо сказать, прекрасно сложилась. Во второй раз в своей истории коллектив театр взял балансир художественного чутья и вкуса, и пошел по тонкому канату создания поэтического спектакля по стихам нашего современника. Первым современником, чье творчество легло в основу поэтического спектакля театра Поэзии и драмы, был великий и скромный ученый, педагог, и блистательный поэт Виктор Михайлович Василенко. Опыт, который пригодился им теперь при работе над стихами нашей современницы, литератора, уникального знатока М.И. Цветаевой и ведущего сотрудника ее дома-музея в Москве, настоящей ЖЕЩИНЫ – не с одной большой буквы, а изо всех больших букв - Галины Алексеевны Данильевой. Почему так мало женщин поэтов? И почему большинство из них жили или живут в России? Представьте себе, мне удалось это для себя объяснить. Женщина в жизни проходит несколько стадий рождений: первая - когда ждет своего появления на свет, своего дебюта в этой жизни, и впервые чувствует отношение к себе окружающих, учится на него отзываться. Вторая – когда рождается и с молоком матери впитывает что она женщина. Дама! Удивительное создание Вселенной! Это мужчины всегда дети, а женщинам никогда не бывает меньше 19ти лет. И потому первая любовь – это третье рождение – может настигнуть женщину когда угодно – хоть в 3 года, хоть в 63… И потом новое рождение – рождение женщины-матери… И есть еще рождение женщины-поэта. Это когда стихи в ней вызрели как младенцы и готовы выйти в этот мир. А женщины в заботах часто не замечают их легких постукиваний в области сердца, списывая томление души на непогоду и давление. И только русские женщины, имея самый большой во всем Мире опыт страданий, своей израненной душой как особую сладкую боль ощущают появление стихов. На наше счастье Галина Алексеевна Данильева уловила эти тонкие вибрации и стала большим поэтом! Так случилось, что познакомилась я с ней в Доме-музее Марины Цветаевой в Борисоглебском переулке. Мне ужасно захотелось отблагодарить ее за любовь к Марине и к нам, гостям ее дома, и к поэзии, и к гостям Марины, чьи тени лежат там на книжных полках. В сумке нашлась коробка конфет «Вдохновение», купленных мной друзьям. Я вынула ее и поспешно вручила, прочитав название на крышке коробки, со словами: -Да не покинет Вас Вдохновение!.. И вот спектакль. Всех новорожденных женщин в этой исповеди сыграли две актрисы – Татьяна Парфенова и Мария Лисина. Обе женщины, матери, жены. У обеих за плечами множество самых разных ролей. Но ничего подобного в их исполнении мне не приходилось видеть. Как потом они рассказали мне, этот спектакль, ставший бесспорно красной шпинелью в короне искусства театра, рождался как самые лучшие стихи, и как самые талантливые дети – в сладких муках, сомнениях и терзаниях. Ловлю себя на мысли – вот и так я и думала, и я это чувствую, так же понимаю, но я не смогла, не захотела, не успела этого высказать, а Галина-Мария сумела, успела и в течение спектакля трижды родилась вновь. Метаморфозы неизменности человеческой природы и переменчивости времен со всей остротой и пронзительностью воплотила Мария через творчество Поэтессы – в лучшем смысле этого слова – Поэта и ЖЕНЩИНЫ Г.А. Данильевой. На глазах публики она без особых визуальных эффектов, без отвлекающих переодеваний и дешевых преображений выросла годами и возросла как личность. На наших глазах она была то Галиной, то Мариной Цветаевой, то матерью, то дочерью, то безмерно счастливой, то бесконечно страдающей… Кто кроме русской женщины может пережить такую гамму чувств? Кто кроме русской Поэтессы может ее так кристально искренне воплотить в стихах? Кто кроме настоящей русской актрисы может ее так выразить для зрителей?! Нет ответа! Есть ответ… Мой материнский инстинкт как запертая птичка бился в гортани, так осязаемо хотелось взять эту беззащитную и хрупкую душу и покачать ее на ручках, успокоить, приласкать. Точно так, как ласкала и успокаивала куклу Мария, уча ее ходить. И мы, зрители, верили, что этот вислоухий то ли заяц, то ли кутенок - это маленький сынок, которого совсем молодая мама, сама еще почти дитя, учит ходить. Вот такая магия. Как в детстве, когда по внешнему виду мы безошибочно определяли, чей куличик в песочнице «вкуснее». И вот другая ипостась автора. Это была такая сдержанная, светская, взрослая, зрелая, глубокая, опытная и умная женщина в исполнении Татьяны Парфеновой. Она в течение всего спектакля держала ту себя – юную, внутреннюю, нежную и ранимую всегда подле себя, всегда в поле своего зрения, давая ей страдать и не давая ей отчаяться. Сколько силы духа было в ее жесте, в ее слове, и даже в ее усталости… Она держала всех в напряжении, заставляя следовать ее мыслям, сопереживать ее чувствам, постоянно напоминая о родстве нас как женщин и как современниц. Мастерски воплотила Татьяна в своих песнях музыкальность стиха автора, их прозрачную и глубокую методику речи. И еще это был пир для эстетов: музыка, стихи, две красивые женщины как одна во всем великолепном одеянии своих прекрасных чувств. И куклы – воплощение мечты, воспоминаний, страданий и радости, а еще свидетели нашей жизни. И музыка, которой было не много, и не мало, а как раз столько, чтобы сказать – еще хочу! И финал, какого на моей памяти бывалого театрала, еще не встречалось... Виват режиссер! Виват актеры! Виват автор! Героиня Татьяны меня бы поняла, героини Марии – нет: в финальном аккорде этого гимна современной женщине я смогла все-таки сдержать слезы, только с трудом переводя дыхание, попросила стакан воды… Еще пульсируя в ритме образов и стихов, Мария поспешно встала и напоила меня самой вкусной водой, какую я когда-либо пробовала в жизни. Дорогие мои! Да не иссякнет Ваш родник! Да не покинет Вас вдохновение!

Е.В. Быстрицкая. Доктор педагогических наук, член-корреспондент Российской академии естествознания Министерства образования и науки РФ, Заслуженный деятель науки и образования, кавалер золотой медали «За новаторство в сфере высшего образования», профессор НГПУ им. К. Минина